Previous Entry Поделиться Next Entry
Велосипедное путешествие по Грузии (апрель-май 2017). День десятый
dkarpunin

Велосипедное путешествие по Грузии (апрель-май 2017). День девятый



5 мая, пятница

Проснулись традиционно - в 6:00, но торопиться со сборами не собирались, времени у нас был вагон и маленькая тележка. Чинно и с расстановкой упаковали все вещи, освободив достаточно места в баулах для гостинцев домой. Выехали на трассу через три часа. Заскочили ещё раз в магазин и покатили в столицу.

В городе был час пик, движение сумасшедшее, плотное. Порой нам приходилось протискиваться между машинами.




Приехали в центр города.



Остановились у памятника Николаю Бараташвили на одноимённой площади, чтобы немного отдышаться от бешенного трафика.



Николай Бараташвили - известный грузинский поэт-романтик. Человек со сложной судьбой. Теперь его называют «классиком грузинской литературы», однако при его жизни не было издано ни одной строчки стихов. Впервые несколько стихотворений Бараташвили были опубликованы лишь через семь лет после его смерти. Только после издания в 1876 году сборника его стихов на грузинском языке, Бараташвили стал одним из самых популярных поэтов Грузии.



Свободного времени у нас было ещё предостаточно, хотя расслабляться и не думали, в городе всякое может произойти. Нам обязательно нужно было попасть на рынок, прикупить сувениров, винца, чачи, ну всё, как полагается. Я хотел зайти в книжный магазин, пополнить коллекцию карт Грузией. Но прежде решили подняться к самому большому собору Грузии - Цминда Самеба (Святой Троицы).



С площади Бараташвили свернули на улицу Елены Авхледиани, проехав её до конца и уткнувшись в крутую лестницу ведущую в гору, поняли, что это тупик, нужно искать альтернативный путь к собору. Решили снова вернуться на площадь, там уточнить по навигатору дорогу к храму. Не успели проехать и пятидесяти метров, как у Тимофея лопнуло заднее колесо. Поглядели, и ахнули, почти новая покрышка Schwalbe Smart Sam стёрлась до корда, стала похожа на туалетную бумагу. Поставили сменную мишленовскую, которая нас выручала аж в трёх путешествиях - по Мангышлаку и два раза по Алтаю. Теперь у неё в коллекции ещё и Грузия.


Дом на улице Елены Авхледиани

Выехали обратно на площадь Бараташвили, проехав по Коста Хетагурова один квартал, свернули направо на Гамцемлидиани, ну а дальше по узкой мощёной улице Кумиси стали карабкаться в гору.


Улица Кумиси





Вышли на Гумбри, которая вывела нас к собору.

Прошли охранника, который порекомендовал оставить велосипеды у ворот, на соборную территорию с техникой заходить нельзя.



Переодевшись в подобающую одежду, пошли смотреть собор.





Самеба - это кафедральный собор Святой Троицы, который построен в Авлабаре на холме Святого Илии. Сейчас это самый большой собор в Грузии вообще и в Тбилиси в частности. Он виден с любой точки в центре города. Это своего рода символ современной Грузии, при этом его существование вызывает гораздо меньше дискуссий, чем могло бы. Существуют, как позитивные, так и негативные оценки.



Есть история собора, а есть история места, на котором он стоит. Место когда-то было знаменито, как Холм Святого Илии и главное армянское кладбище Тбилиси. В середине XVII века этот участок приобрёл Аслан-Мелик-Бебут, начальник тбилисских чеканщиков монет. В 1654 или 1655 году он построил на этом месте храм Богородицы (Сурб-Аствацацин, он же Ходжи-Ванк). Пространство вокруг храма стало фамильным кладбищем Бебутовых, но вскоре увеличилось в размерах и стало вообще армянским кладбищем. Здесь было захоронено огромное количество известных тбилисских армян.

В 1934 году по инициативе Берии это кладбище стали постепенно уничтожать. Сначала снесли храм, потом унесли надгробные плиты. Говорят, что куски храма и плит ещё можно видеть в каменных перилах у Сухого моста и у Цирка. От кладбища остался совсем небольшой кусочек, куда в 1962 году перенесли часть надгробных плит. Но только плит. Это место известно до сих пор как Армянский Пантеон. На территории же самого кладбища образовался Парк Дружбы.





Идея строительства собора появилась в 1989 году, ввиду того, что ожидалось 2000-летие христианства и 1500-летие автокефалии грузинской церкви. Конспирологи могут увязать этот факт с разрушением собора Аветаран, хотя скорее всего такой связи не было. На проектирование ушло несколько лет, немного помешал распад Союза и гражданская война 1992 года. В итоге собор был заложен только 23 ноября 1995 года. Под собор была выделена высокая часть квартала Аветаран - собственно, Парк Дружбы. Поэтому по сей день говорят, что собор построен «на армянских костях». В каком-то смысле это верно. Возможно, имело смысл собрать все кости на территории парка и вывезти их куда-нибудь, но этим заниматься никто не стал.

Сейчас считается, что он строился на пожертвования. Учитывая специфику эпохи стоило бы ожидать вливания бюджетных средств с последующим их распилом, однако складывается ощущение, что этого не произошло. Есть слухи, что он строился на средства одного единственного человека - олигарха и нынешнего премьер-министра Грузии Бориса Иванишвили. Иванишвили действительно долгое время (до своего премьерства) финансировал строительство храмов, так что теория звучит убедительно. Таким образом олигархия работала на государство, а не государство на олигархию.



Оценивая размеры собора необходимо принимать во внимание сейсмоопасность этих мест. Трясёт в Тбилиси часто. Так что проектировалось ещё и с поправкой на неспокойную геологию. Теоритически, собор должен перенести довольно сильную встряску. Мелкие ежегодные тбилисские землетрясения пока на него не действуют.

Первая служба состоялась 25 декабря 2002 года, когда собор ещё достраивался. Завершилось строительство в 2004, уже при Саакашвили.



Собор громаден. Существуют самые разные данные о его высоте. По документации 101 метр, но иногда называют 84, 98 или 105.5 метров. Второй в стране по высоте - собор монастыря Алаверди имет 50 метров. Высочайшим храмом Тбилиси до 1989 года был Аветаран - 40 метров. (кстати, Московский ХХС - 103 метра, Исаакиевский - 101).



Но 101 метр - это от пола храма до его купола. Фактически же он уходит ещё на 40 метров под землю. Из соображений сейсмоопасности решено было не строить собор на грунте, а прокопаться вглубь до скалы. Рыть пришлось эти самые 40 метров. Но зато теперь храм фактически стоит на скальном грунте, а треть его высоты скрыта под землей.Сейчас ниже пола храма существует большой этаж, который никак не используется, а уже под ним - этаж Нижнего Храма.





Собор построен, как главный, центральный, и официальный, поэтому заочно от него ожидаешь официозной атмосферы, которая так радует чиновников, и редко радует кого-то ещё. Но тут гораздо интереснее, чем ожидалось. Интерьер собора во многом напоминает музей. Возле икон предусмотрены небольшие бумажки с названием данной иконы и кратким описанием. Есть тут и Сергий Радонежский (Саргис Радонежели) и Серафим Саровский. В целом атмосфера именно музейная. Около алтаря стоит современная рукописная Библия громадного размера, рядом - камень с надписью, которая считается первым примерном употребления шрифта Мргловани (современного грузинского). Прямо перед алтарём - деревянный крест, который примерно с VI или VII века стоял в храме Джвари над Мцхетой.

























Сейчас на холме Святого Илии находится целый комплекс: собственно собор, несколько храмов поменьше, надвратный комплекс, парк и ресторан.





Золотой купол, наверное, слишком амбициозен и не весьма традиционен. Интересно, что это так называемый «зонтичный купол», который в истории грузинской храмовой архитектуры не встречается никогда. Зато он весьма част в архитектуре армянской. Сейчас армяне часто переживают об уничтоженном Берией кладбище, но никто не обращает внимание, что над Тбилиси сверкает совершенно армянский золотой купол.











Осмотрев собор и прилегающую территорию поехали в сторону станции метро Дидубе. Как раз, по пути у нас был городской рынок.


Улица Моисея Тоидзе


Дом на улице Тоидзе


Улица Арнольда Чикобавы

Доехали до ж/д вокзала, за которым находится рынок. Оставили с техникой и вещами Тимофея, а сами отправились за покупками.

Заскочили в книжную лавку на вокзале, купили карты, а затем пошли на рынок. По рынку бродили около часа, всё искали футболки с какими-нибудь аутентичными грузинскими изображениями, но ничего кроме турецко-китайского ширпотреба не нашли. Зато накупили дешёвой чурчхелы, приправ, вина, чачи, магнитов на холодильник и традиционных «сванок».

Вернулись к Тимофею, который за время нашего отсутствия здорово поджарился на солнышке и отбился от пары назойливых прохожих. За стойкость и мужество мы ему потом купили большой пакет чипсов и бутылку газировки. После попилили дальше - к станции метро, попутно разглядывая тбилисские улицы.

Да, неприятным моментом во время передвижения по проезжей части были беспардонные, всюду снующие и, где угодно высаживающие пассажиров, маршрутки. Только начнёшь движение, тебя тут же подрезают, резко открывается дверь и выпрыгивает пассажир. Ни тебе сигналов, ни поворотников. Наматерились вдоволь.

Доехали до станции метро, она здесь наземная. Машины ещё было. Созвонились с Эмзаром, он уже подъезжал. Принялись пока разбирать и упаковывать технику.



Подъехал Эмзар с компаньоном. Закинули велосипеды на крышу, крепко закрепили верёвками, баулы сложили на третий ряд сидений и отправились в Степансминду.


У станции метро Дидубе

Выехали на Военно-Грузинскую дорогу. За время нашего короткого путешествия по Кахетии, дорогу в некоторых местах уже начали ремонтировать, сняли асфальт. По пути разговаривали с Эмзаром, знакомились.

Эмзар оказался отличным мужиком, очень скромным, но немногословным. По-русски говорил, но некоторые слова подбирал с трудом. Раньше он служил в полиции, был начальником районного отделения, теперь на пенсии. В Грузии так - отработал 20 лет, и будь любезен на заслуженный отдых, сверх срока работать тебе не позволят.

Сделали остановку перед Млетским спуском, у бабулек прикупили ещё немного чурчхелы, примерили папаху.





Проехали Крестовый перевал. На этот раз миновали все тоннели по расчищенным объездам.

По пути Эмзар предложил остановиться на ночь у него. Мы не возражали, тем более уже начало смеркаться, и не известно сколько бы мы провозились с палаткой и готовкой еды, да и комфортнее всё ж таки в тепле провести горную ночёвку.

Дом Эмзара находился в горном селе Ткаршети, на самом верху, на окраине. Хоть и очень высоко, за то вид какой здесь вид. Внизу село Сиони, а за ним заснеженный хребет.


Вид из дома Эмзара на сёла Ткаршети, Сиони и Вардисубани

Дом у Эмзара двухэтажный, большой, он его ещё расширяет, пристраивая тёплый гараж, над ним большую комнату, а также туалет с ванной и веранду. На первом этаже кухня, большая комната и просторная кладовая. На втором этаже три комнаты. Раньше в доме жила мама, но Эмзар её перевёз в нижнее село, где потеплее.





Эмзал сказал чтобы мы располагались, заварил нам вкусный травяной чай, а сам прыгнул в машину и поехал в магазин за продуктами. Мы пока нарезали овощей, нащипали зелени, накрыли на стол. Минут через сорок приехал Эмзар с охапкой лаваша и большим мешком замороженной курицы. Тут же её нарубил на куски и кинул на сковороду. А пока она жарилась предложил перекусить супом, который нужно есть макая в него хлебом. Очень вкусно и сытно.

Приготовилась курица. Эмзар сказал, что с минуты на минуту должны подойти его друзья, которые помогают ему достраивать дом. Будем вместе кушать, пить вино и отмечать День Святого Георгия и нашу встречу.

Подошли друзья Эмгара - Вахтанг, Заза и Торнике. Познакомились, уселись за стол, и понеслось. Бесконечные тосты, смех, дружеские объятия и поцелуи, всё в лучших грузинских традициях.

Вахтанг - отец шестерых детей, строитель из Батуми, приветливый, оказался очень близкий мне по духу человеком. Заза - серьёзный и настороженный, бывший офицер спецназа, участник войн (каких уточнять не стали), сослуживец Эмзара, его лучший друг, идеально говорил по-русски, долгое время жил и работал в Молдавии и России. Торнике - сын Зазы, застенчивый и улыбчивый паренёк 24 лет, по-русски не говорил и ничего не понимал.


Я, Вахтанг и Марат


Вахтанг, Торнике, Марат, Заза, Катя и я

Застолье перешло за полночь. Тут ещё выяснилось, что у Эмзара завтра Юбилей - 50 лет. Вино полилось рекой, пили за Эмзара.

Спать улеглись в третьем часу. Хозяин разместил нас на втором этаже в гостинной и спальне, сам устроился на диване, а друзья остались в нижней комнате.


Ночное Сиони







Велосипедное путешествие по Грузии (апрель-май 2017). День одиннадцатый


?

Log in

No account? Create an account